Статья о Борисе Якеменко в журнале «Сноб»

На фоне телеведущей, без стыда играющей в оппозиционную политику, начинаешь испытывать что-то вроде симпатии к малоизвестному кандидату Якеменко. В конце концов, он честно выступает за архаизацию российской жизни, в то время как творцы архаизации рассуждают о биткойне и блокчейне

орошо быть телеведущим. Когда ты модный телеведущий, любое твое действие сразу замечают. Соберешься, например, в президенты — и пожалуйста: миллион статей, сорок тысяч телесюжетов, не менее миллиарда записей в социальных сетях. В основном ругательных, конечно, зато бесплатных. И это если не брать в расчет остроумных шуток про троянскую лошадь или, допустим, противостояние «Путинки» и виски White Horse, каковые шутки шутящих, кстати сказать, не красят, даже оставаясь смешными. Черный пиар — это тоже пиар, уж кто-кто, а телеведущие точно знают, насколько верна эта избитая максима.

Хуже быть простым и честным историком. Работать где-нибудь в РУДН. Искренне переживать за страну. Десятилетиями вынашивать проекты консервативного возрождения. И вечно оставаться в тени — то брата-проходимца, то и вовсе гламурной выскочки.

Благодаря социологам из «Левада-центра» выяснилось: 44% россиян знают, что выборы президента РФ состоятся в марте 2018 года. Еще 32% могут хотя бы год точно назвать. Но если к обоснованным выкладкам социологов добавить собственные антинаучные наблюдения, похоже, что примерно 100% россиян уверены, что выиграет эти выборы Путин, который еще даже и не объявил, что собирается в них участвовать.

Есть также ощущение, что люди, которые вообще способны членораздельно ответить на вопрос о выборах, делятся на три категории. Большинство с 18 октября считает, что на выборах сойдутся в честной схватке Владимир Путин и Ксения Собчак. Меньшинство, в основном из числа тех, кто за политикой следит профессионально, напоминают: Владимир Жириновский и Григорий Явлинский уже давно заявили о своем участии в выборах. Редкие конспирологи рассуждают о каком-нибудь там «преемнике Дюмине». (Кстати, видел недавно на РЕН ТВ анонс передачи: «Жители Тулы стали часто встречать в лесах двухметровое чудовище»; вдруг это старт кампании преемника Дюмина?) И никто, ни один человек не хочет замечать еще одного кандидата. Честного, независимого, готового бороться, еще в сентябре начавшего гонку, а в октябре опубликовавшего программу, продуманную и последовательную.

— Давайте прямо сейчас пойдем к Кремлю и потребуем замены власовского флага на флаг святого Андрея! — призвал пламенный бородач

Я однажды, давно, видел Бориса Якеменко (да, речь о нем), так сказать, в деле. Второй Путин уже ослеплял сиянием, восход первого Медведева был еще под вопросом, в Москве суетилась какая-то околополитическая жизнь: дебаты, иногда с мордобоем, в которых участвовали самые разные люди — молодой и неизвестный политик Навальный, например, бескомпромиссный оппозиционер Лимонов и даже сатирик Шендерович. Клубы, лекции, сходки — это все казалось любопытным, я пытался это описывать в рамках одного не существующего ныне проекта и в качестве корреспондента проник однажды на сбор консервативных мыслителей.

Консервативные мыслители заседали в пыльной аудитории Института философии, было их человек пять или семь, выглядели мыслители печальными и потрепанными. Но перед этими печальными и потрепанными людьми выступал по-настоящему пламенный бородач. Пламенный бородач, отчаянно жестикулируя, доказывал, что пытаться возродить Россию под триколором — затея гнилая, этот флаг провонял либералами и ничего кроме ненависти у честных людей вызвать не может. России нужен новый флаг — например, Андреевский.

— Давайте прямо сейчас пойдем к Кремлю и потребуем замены власовского флага на флаг святого Андрея! — призвал пламенный бородач. И хотя от «Кропоткинской», где находился тогда Институт философии РАН, до Кремля минут этак пять без спешки, никто, конечно, никуда не пошел. А жаль, запоминающееся вышло бы зрелище, да и поучительное.

Но смех смехом, а именно вариант Андреевского флага стал официальным знаменем шумного и многотысячного движения «Наши». Пламенный бородач Борис Якеменко числился в идеологах движения, собирал «Православный Селигер», на котором, кстати сказать, в отличие от обычного «Селигера», участники ничем особенно постыдным не занимались, обсуждали вопросы миссионерской деятельности и беседовали с богословами. Но фронтменом движения стал Василий Якеменко, младший брат Бориса. Организованные им флешмобы вроде попрания ногами портретов правозащитников и его же палаточные истории с юными комиссаршами занимали публику куда больше, чем богословские беседы. Борис много писал в «Лайвджорнале» о необходимости консервативной революции, задачах борьбы с влиянием атлантизма и защите традиционных ценностей, но все это оставалось пищей для немногих ценителей, искренне потешавшихся над мыслителем.

Справедливость, уважение, доверие, если сокращенно — СУД, хотя пока не страшный, что-то такое, говорят, придумал для президента верный Сергей Кириенко

Кто ж знал в те баснословные года, что совсем скоро именно это и станет мейнстримом, а мы плавно перекочуем из двадцать первого века в семнадцатый?

И вот теперь Борис Григорьевич Якеменко вынырнул из политического небытия и собирается идти в президенты Российской Федерации. Набор идей, которые он так долго вынашивал, стал почти официальной идеологией государства, но он вроде бы и не при делах. Государственную идеологию на выборах будет олицетворять собой, конечно же, Владимир Путин, но Путин ведь не станет говорить о последовательно реализуемом курсе на одичание. Путин, который страну к одичанию ведет не первый год, будет говорить и уже говорит о цифровой экономике, новых задачах для молодежи и, может быть, еще о социальной справедливости. Справедливость, уважение, доверие, если сокращенно — СУД, хотя пока не страшный, что-то такое, говорят, то ли летом, а то ли прошлой зимой придумал для президента верный Сергей Кириенко.

Политику вроде бы и положено по должности быть нечестным, по крайней мере, в России так считают, но все равно возникает ведь какое-то неприятное чувство, когда наблюдаешь, как о цифровом будущем рассуждает человек, лично немало сделавший, чтобы эвакуировать родину из настоящего в прошлое.

У Бориса Якеменко такого разрыва нет. У него есть программа, есть четкое понимание того, для чего он в этот мир призван: «Ведь сегодняшний кризис во многом связан с тем, что люди просто массово теряются. Мне кажется, что одна из задач руководителя страны состоит в том, что нужно объяснить людям, где их место, и постараться вместе с ними его найти». Кстати, самая консервативная из русских мыслительных традиций, традиция блатной субкультуры, четко (и дерзко) выстраивающая иерархии, имеет емкий афоризм для того, чтобы объяснить не включенным в иерархии людям, где их место.

Кто-то, видимо, объяснил ему, что «Лайвджорнал» — это даже для вождя консервативной революции слишком архаично

У Бориса Якеменко есть набор идей, иногда довольно креативных. Он собирается вырастить в России и вернуть миру нового человека — высокодуховного интеллектуала, который «отменит» европейского человека Просвещения и американского человека Потребления. Он собирается отменить также и партии, заменив их служилыми корпорациями, и создать новое поколение чиновников, которые будут работать не за мзду и не за страх, а исключительно из любви к отечеству.

Он собирается построить новые города и дать стране новые школы — «школы чтения серьезных книг». Заодно возродив традицию литературных утопий и выведя к людям десятки новых писателей в противовес захватившим поляну либералам. Ну и противостоять атлантизму, конечно, а еще почему-то легализовать все виды допинга для спортсменов.

И все это называется «новым открытием России».

Кандидат в президенты, помимо всего прочего, завел себе телеграм-канал с целью преодоления информационной блокады и забросил «Лайвджорнал». Кто-то, видимо, объяснил ему, что «Лайвджорнал» — это даже для вождя консервативной революции слишком архаично. А в последней, летней еще записи на этом устаревшем ресурсе Борис Якеменко бичует Эллу Памфилову, главу ЦИК. Памфилова тогда на фестивале «Нашествие» руководила выборами президента фестиваля и объявила победителя — «шпану Шнурова». Якеменко выступил, не убоявшись: «Больше о Памфиловой говорить не нужно. И ЦИКом руководить ей больше ни к чему. Не надо этими же самыми руками, которыми она считала шнуровские листочки, считать бюллетени на выборах Президента. Либо одно, либо другое. Итак, ее больше нет. ЦИКом больше некому руководить. Все, что теперь будет там происходить под руководством Памфиловой, уже не имеет никакого значения. Памфилова теперь должна остаться рядом со шпаной, и это ее самое достойное место».

Неплохое заявление для кандидата в президенты, между прочим.

Он, в конце концов, честно выступает за архаизацию российской жизни, в то время как творцы архаизации рассуждают о биткойне и блокчейне

Элла Памфилова объявила в очередной раз о недопуске Навального на выборы, причем объявила не без некоторого даже надрыва: «Никакое давление, ни уличное, ни административное, меня не свернет с этого пути, или я положу заявление на стол». Зато Ксения Собчак теперь кандидат в президенты. Рассуждать о том, какие задачи этим выдвижением решает Кремль, просто скучно, настолько здесь все прозрачно. И к тому же испытываешь искреннюю неловкость за всех причастных. Но что еще должна власть сделать, чтобы показать, что грядущие выборы — фарс и к участкам лучше в день голосования не подходить, уже и придумать трудно.

И на этом фоне, на фоне телеведущей, играющей без стыда в оппозиционную политику, на фоне бессменных и лишенных каких-либо шансов партийных кандидатов, на фоне общего скудомыслия и косноязычия кампании, начинаешь к консерватору Якеменко испытывать даже что-то вроде симпатии. Он умеет мыслить концептуально, он последовательно излагает идеи, которыми не вчера увлекся, он, в конце концов, честно выступает за архаизацию российской жизни, в то время как творцы архаизации рассуждают о биткойне и блокчейне. Он к тому же по-настоящему независимый, даже принадлежавшее его брату заведение «ЕшьПирог» давно сгорело, и непонятно, откуда у консервативного революционера появятся деньги на кампанию.

Такое вот нестрашное безумие интереснее, чем продуманный, оплаченный, разбавленный взаимными договоренностями и обещаниями цирк в исполнении прочих кандидатов.

Жаль только, что даже шанса собрать подписи у принципиального самовыдвиженца нет, хоть он и рассчитывает на поддержку «бывших активистов» движения «Наши».